Нелли Блай – это журналистский псевдоним Элизабет Кокрейн, самой знаменитой журналистки всех времён и народов. Её имя стало символом скандального, удачливого и абсолютно бесстрашного репортёра. Именно с неё пошёл обычай всё ставить на карту ради удачного репортажа, рисковать жизнью ради журналистской сенсации.

Нелли Блай – это журналистский псевдоним Элизабет Кокрейн, самой знаменитой журналистки всех времён и народов. Её имя стало символом скандального, удачливого и абсолютно бесстрашного репортёра. Именно с неё пошёл обычай всё ставить на карту ради удачного репортажа, рисковать жизнью ради журналистской сенсации.

Детская мечта

Элизабет Джейн Кокрейн родилась 5 мая 1864 года в маленьком городке в Пенсильвании. В детстве её звали Пинки, потому что она постоянно носила одежду розового цвета.
Её отец начинал как скромный рабочий мельницы. Однако позже он оказался в состоянии купить и мельницу, и земли вокруг неё, и, в конце концов, стал настолько крупным землевладельцем, что город переименовали в Кокрейнс-Миллз (Мельница Кокрейнов). Мать Элизабет была домохозяйкой и воспитывала детей мужа от первого брака и собственных.
Маленькой Нелли уже в 6 лет захотелось заняться полезным делом, а ещё больше – прославиться. И ей это удалось спустя двадцать лет. Она стала известной благодаря двум громким событиям. Во-первых, Нелли Блай совершила рекордное кругосветное путешествие за 72 дня, подражая героям романа Жюля Верна «Вокруг света за 80 дней», удостоившись телеграммы от самого писателя: «Я не сомневался в успехе мисс Блай. Она доказала своё упорство и мужество. Ура в её честь! Жюль Верн». (Позже девушка побила собственный рекорд, совершив ещё две кругосветки: одну за 67, другую за 66 дней.)
Во-вторых, семья поддержала Лиз в странном для 17-летней барышни желании – стать репортёром. Её звёздный час пробил, когда редактор одной из газет, прочитав блестящее послание (без подписи), пригласил к сотрудничеству «господина, приславшего столь критический отзыв». Но в штате девушка продержалась недолго: едва ли не с первой её статьи начались скандалы. Редактор выслушал столько возмущённых отзывов от начальства, вежливых предупреждений и прямых угроз от сильных мира сего, что не выдержал: настоятельно попросил начинающую журналистку угомониться.

На приём к
Пулитцеру

Раз вы затыкаете мне рот, тогда – до свиданья. Примерно так выглядело расставание репортёра и редактора. И Нелли отправилась из Пенсильвании в Нью-Йорк, пришла в редакцию «Нью-Йорк Уорлд» и пробилась на приём к Пулитцеру, тому самому, чью премию до сих пор мечтает получить любой журналист. Редактор нашёл хитрый ход, как от неё отделаться. Он дал ей задание – пробраться в... сумасшедший дом и написать об этом. Девушка симулировала душевную болезнь и амнезию, обманула четверых из пяти врачей-психиатров. Те признали Нелли сумасшедшей и отправили в психлечебницу. Когда Нелли вышла через 10 дней, она опубликовала репортаж «Десять дней в сумасшедшем доме», который взорвал общество. Холод, голод, антисанитария и жестокость – все эти картины были написаны с таким мастерством, что читатели падали в обморок. Применялись ещё и пытки, узнав о которых, Департамент здравоохранения уволил весь персонал больницы.
После этой статьи все газеты с материалами Нелли Блай сметались с прилавков. Её имя стало синонимом успеха и журналистской сенсации. История «Нью-Йорк Уорлд» немыслима без Нелли Блай. Именно она ввела в журналистскую традицию так называемое «трюкачество» – стремление сделать что-то особенное, сверхъ-естественное.

Лучшая из лучших

Самый влиятельный издатель Америки, основоположник новой журналистской школы и создатель первого факультета для журналистов Пулитцер понимал, что именно за такой, шокирующей и честной журналистикой будущее. А Нелли была его звездой. И именно ей должна была достаться первая Пулитцеровская премия. Но по иронии судьбы не досталась. Когда в 1917 году вручали престижную награду его имени в первый раз, Блай тогда уже оставила журналистику. Она так и не стала обладательницей премии, которой была достойна больше, чем кто бы то ни был за всю историю журналистики. Говорят, эта великая женщина любила рассказывать о своей боевой юности, о том, как стала Леди Сенсацией и положила на лопатки самого Жюля Верна.
Нелли Блай была первой, кто ввёл в Америке понятие о женщине - репортёре по профессии.

 

Анастасия Блищавенко,
наш юнкор

Версия для печати

Комментарии

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя*:
Комментарий*:
Введите буквы с картинки*: CAPTCHA
 

Возврат к списку