Пишу и буду писать, пока я жив

На днях в Лакском театре состоялась церемония празднования 80-летия известнейшего дагестанского поэта, прозаика, драматурга и педагога Сугури Давдиевича Увайсова. Наш юнкор встретился с виновником торжества, чтобы поздравить его и задать несколько вопросов.

– Расскажите, пожалуйста, какое у Вас было детство?

– Я родился в Кулинском районе, в селении Вачи. Когда умер отец, я учился в четвёртом классе. В семье я был самым старшим из детей, а младшему исполнился всего годик. В школе было холодно, печь топили на два класса. Мы, школьники, сами ходили в лес за дровами. Даже тетрадь являлась роскошью, мы писали между строчками газеты. Я помню, однажды мне за хороший танец подарили карандаш и тетрадь, это было счастье! Вначале мы жили даже без электричества, уроки учили под лунным светом. Если тратили керосин, мама говорила: на завтра не хватит. Буханку хлеба получали по карточкам, а карточки выдавали чиновникам, которые служили в госорганах. Брат мамы помогал нам, он работал в милиции. Мама своим рукоделием содержала семью. Героические мамы у нас были тогда! Мою бабушку за характер звали ажари-Патимат (петух-Патимат), она сама пила калмык-чай, а нам давала всё, что у неё было вкусного. 
Семь классов я окончил в родном ауле, а полное образование получил в соседнем селении Кая – в трёх километрах от нашего. И каждый день ходил туда пешком в любую погоду, как и дети из окрестных сёл. Это были самые тяжёлые времена – голодные, холодные. И все так старательно учились!
Пока десять классов не окончил, я дальше Кумуха не выезжал, это было пределом моего воображения, я думал, что там границы света. 
Я хорошо рисовал, резал по камню. В седьмом классе мою скульптуру приняли за работу мастера, а бюст Сталина, который я сделал, держал у себя в кабинете секретарь исполкома. Я хотел стать художником, поступить в Ленинградское художественное училище имени Сурикова, но там мне ответили, что принимают со средним художественным образованием. Такое можно было получить только в Махачкале, я знал, что у меня не получится, потому оставил эту идею.
Хочу когда-нибудь открыть мастерскую на балконе, буду рисовать, из дерева выпиливать…
Помню, как впервые оказался в Махачкале. Высадили нас на вокзальной площади у водонапорной башни, вечером. Я никогда не видел электрических лампочек, кругом свет, многоэтажные дома. Сижу, думаю, как защитить от этого всего своих братьев, обнял их. 

– Когда Вы начали писать?

– С четвёртого класса. Слагал стихи о своих друзьях, писал в стенгазету. В пятом классе учительница дала сочинение «Буран», и я включил в него не только описание этого погодного явления, но и события идущей в то время войны. У меня получилась целая тетрадь, и учительница показывала её всем. Впервые мои стихи были напечатаны в 1953 году в альманахе «Дружба». Первая книга называлась «Зелёная ветка», стихи в ней тоже были «зелёные», наверное. 
В 2012 году я стал народным писателем Дагестана, к этому времени издал тридцать книг. Создал журнал «Соколёнок», стал его первым редактором, потом меня пригласили в журнал «Детский годекан. Малыш». Пятнадцать моих книг было написано для детей, а пьеса моя, тоже детская, называлась «Солнце над Шайтан-скалой». М. Кажлаев многие из моих стихов переложил на музыку, и в 2010 году вышла книга песен «Улыбайся, солнышко». На моём недавнем юбилее в Лакском театре выступали дети и пели песни из этой книги.
Пишу я до сих пор. И буду писать, пока я жив. 

– Когда и почему Вы начали писать для детей?

– Потому что я всю жизнь был связан с детьми, сорок пять лет проработал в школе, и мне хорошо знакома психология детей, их характер, и я не мог не писать. Кроме стихов, я писал пьесы, рассказы для детей.

– Как стать писателем?

– Во-первых, надо, чтобы божья искорка была в душе. Вот некоторые становятся инженерами. Каким образом? Обычно будущие инженеры преуспевают по математике в школе. То же и с другими профессиями. Если с самого детства заниматься, если есть на это душевные ресурсы, надо не бросать творчество. Я одновременно учился и читал Пушкина, например. И думал: Пушкин в этом возрасте писал такие стихи, а я ещё нет. 
Талант как цветок: посадил ветку, надо её поливать, ухаживать. Так не бывает: почесал себе затылок – «А давай-ка я стану поэтом!». Надо трудиться! Благодаря чтению я стал писать, сам того не подозревая, что когда-нибудь стану писателем. Просто думал: почему они могут, а я не могу? Я смотрел на приезжающих в село писателей и хотел быть таким, первое время подражал Мирзе Магомедову.

– Кто Ваш любимый писатель? 

– Я вырос на стихах Пушкина, Лермонтова, Блока, Есенина, из дагестанских писателей Эфенди Капиев дал импульс творчества, Расул Гамзатов. Много его стихов я перевёл на свой родной язык. Среди лакских, конечно, Муэтдин Чаринов, Гарун Саидов. Юсуп Хаппалаев очень помог мне. 

– Какие у Вас творческие планы?

– Я готовлю сборник «Кроме шуток», в нём будут сатирические рассказы, взрослых ведь тоже надо воспитывать. Кроме того, у меня есть книжка обо мне и моём творчестве, её написали около тридцати человек. Хочу отдельно издать свои работы о других поэтах. 
А ещё я пишу книгу, в которой будет моё понимание того, что происходит вокруг меня, – в школе, в силовых структурах. Она называется «Диалог с самим собой». 

Шамиль Чаринов, наш юнкор, 5 кл., лицей № 39, 
г. Махачкала

Версия для печати

Комментарии

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя*:
Комментарий*:
Введите буквы с картинки*: CAPTCHA
 

Возврат к списку