Город уже переливался вечерними огнями, а над городом на бледном небосводе, словно старая крепостная стена, всё ещё отчётливо вырисовывался тёмный силуэт Тарки-Тау. Говорят, сам Пётр Первый поднялся на её вершину, полюбовался оттуда горами, морем, оценил важность пути от моря в горы и заложил у подножия Тарки-Тау первый камень.

(Продолжение. Начало в № 51 за 16 декабря 2010 г.)

 

На канате

 

Город уже переливался вечерними огнями, а над городом на бледном небосводе, словно старая крепостная стена, всё ещё отчётливо вырисовывался тёмный силуэт Тарки-Тау. Говорят, сам Пётр Первый поднялся на её вершину, полюбовался оттуда горами, морем, оценил важность пути от моря в горы и заложил у подножия Тарки-Тау первый камень.
Сабур шёл в сторону горы. На склоне, по левую сторону, разбежались огоньки аула Тарки, слившегося с новостройками города. На поворотах дороги, ведущей из аула, то и дело вспыхивали фары машин. Иногда они высвечивали на миг треугольные дорожные знаки, которые как бы загорались и тут же гасли в темноте.
Сабур думал о сегодняшнем разговоре отца с матерью и морщился, вспоминая оброненные матерью слова: «Он ещё мальчик». Что тут сказать!.. Для неё он, наверно, и в тридцать лет всё будет мальчиком.
Потом Сабур вспомнил, что сегодня в школе весенний бал, повеселел, решил зайти к Али, чтобы на бал идти вместе.
Али стоял у подъезда с Саламом.
- Салют! - увидев Сабура, крикнул Салам и тут же куда-то умчался.
- А я за тобой собирался! - Али весело улыбнулся.
- Куда Штихель побежал?
- Кто его знает. Ему всегда некогда. Обещал кому-то кулон вырезать. Вот и поскакал, наверно, к верстаку.
Салам был сыном ювелира и старался во всём походить на отца, каждую свободную минуту мастерил то серьги, то броши. Его карманы вечно были набиты всякой всячиной и всегда он таскал с собой штихель - инструмент, которым работал, за что и получил прозвище.
Глаза Али необычно блестели, от него здорово пахло спиртным. Сабур удивился: Али никогда не пил. Ведь он - спортсмен, кандидат в мастера. Даже в день рождения, когда ему стукнуло шестнадцать, он не взял в рот ни капли. Сегодня, правда, Али ушёл с третьего урока, чтобы поздравить товарища по команде - нового чемпиона Европы по вольной борьбе. Может, там...
- Ну, поздравил? - спросил Сабур.
- Не поздравил, а чествовал! - Али назидательно поднял над головой палец.
- Я вижу - «начествовался».
- Что, заметно?
- Не очень... но...
Кажется, и Салам догадался.
- Он не ябеда. Только как вы... разве спортсмены пьют?
- Что ж мы - не люди? Как не выпить за тренера? Он назвал меня «надеждой номер один», обещал включить в состав сборной на соревнования вольников по Югу России!
- Ого, поздравляю!
- А за Таймаза как не выпить? Он ведь чемпион Европы! Правда, сам он не пил. Но девушка его пила. Вот красотка, Сабур!
- Значит, две рюмки - за тренера и за чемпиона?
- Получилось три. Подняли тост за меня. Надо было мне, конечно, только чуть отхлебнуть, а я всю махнул. Смотрю – тренер недоволен, да поздно уже. На тренировке завтра будут неприятности... Э-э, ладно, как-нибудь обойдётся. Пошли, что ли?
Приятели вышли на залитый электрическим светом бульвар.
На асфальте перед ними поплыли длинные тени, и, дурачась, они устроили поединок - кто первым наступит на чужую тень.
Вдруг навстречу, откуда ни возьмись, выскочила куцая собачонка. Сабур топнул, свистнул. Собачонка испуганно метнулась в кусты.
- Ну зачем ты так? Она бездомная, - укоризненно сказал Али.
– Эх-хех, молодость, - сказала сидевшая на лавочке старушка, укутанная с головы до ног в чёрный шерстяной платок.
- С жиру бесятся, - недовольно отметил пожилой прохожий.
- А пойдём переулками,- потянул Али товарища.
Это был знакомый переулок, и Сабур сразу увидел, что окно, на которое он частенько поглядывал, проходя мимо, освещено, и больше того – дверь на балкон открыта и из комнаты слышен смех. Так могла смеяться только она, Джейран!
- Зайдём? – сказал Сабур, стараясь, чтобы в голосе его прозвучало безразличие.
- Да она не пойдёт. У неё сегодня мать во вторую смену. Сестрёнку не с кем оставить.
- Возьмём сестрёнку на бал! И будем с ней по очереди танцевать. А?
Али засмеялся.
- Ну давай зайдём.

 

 

(Продолжение следует)

 

Магомед-Расул

Версия для печати

Комментарии

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя*:
Комментарий*:
Введите буквы с картинки*: CAPTCHA
 

Возврат к списку

Новый выпуск

№36 03.09.2019 (3 Сентября 2019)

Конкурсы

Опрос

Сдаёте ли Вы лампочки и батарейки в пункты приёма ?
  • Да, конечно

    6 (18%)
  • Хотел бы , но не знаю адреса пунктов приёма.

    25 (76%)
  • Нет, а зачем?

    2 (6%)