14 августа исполняется 150 лет со дня рождения Эрнеста Сетона-Томпсона (1860–1946), знаменитого писателя-натуралиста, художника-анималиста. Героями его рассказов - то трогательных, то трагичных - являются звери, повадки которых Сетону-Томпсону прекрасно известны, так как он подолгу жил в лесах и прериях, а приключенческие сюжеты и ныне будоражат умы читателей – и детей, и взрослых. Э. Сетон-Томпсон написал около 40 книг, главным образом о животных. Широко известны его рассказы «Королевская аналостанка», «Мальчик и рысь», «Домино», «Медвежонок Джонни» и другие.

14 августа исполняется 150 лет со дня рождения Эрнеста Сетона-Томпсона (1860–1946), знаменитого писателя-натуралиста, художника-анималиста. Героями его рассказов - то трогательных, то трагичных - являются звери, повадки которых Сетону-Томпсону прекрасно известны, так как он подолгу жил в лесах и прериях, а приключенческие сюжеты и ныне будоражат умы читателей – и детей, и взрослых.
Э. Сетон-Томпсон написал около 40 книг, главным образом о животных. Широко известны его рассказы «Королевская аналостанка», «Мальчик и рысь», «Домино», «Медвежонок Джонни» и другие.

Напрасно дожидался матери трущобный котёнок. <…> Он вылез из ящика и стал ползать по мусорным кучам, обнюхивая всё, что казалось съедобным, но не находил ничего. Наконец он достиг деревянных ступенек, спускавшихся в подвальную лавку продавца птиц, Японца Мали.
Дверь была приоткрыта. Котёнок вступил в целый мир едких и странных запахов. Он увидел множество заключённых в клетки живых существ.
На ящике в углу сидел негр. Негр заметил маленького незнакомца и стал с любопытством следить за ним. Котёнок миновал несколько клеток с кроликами, не обратившими на него внимания. Но вот он подошёл к клетке с широкой решёткой, в которой сидела лисица. <...> Она приникла к земле. Глаза её загорелись. Котёнок приблизился, принюхиваясь, к решётке, просунул голову внутрь, <...> двинулся к миске с едой – и в тот же миг был схвачен караулившей его лисицей. Послышалось испуганное «мяу!», и сразу кончилась бы кошачья жизнь, если бы не вмешался негр. Оружия у него не было, войти в клетку он не мог, но он запустил в морду лисицы такой решительный плевок, что та мгновенно выронила котёнка и забилась в угол, мигая глазами от страха.
Негр вытащил котёнка из клетки. <...> Он, шатаясь, сделал несколько шагов и стал понемножку приходить в себя. Несколько минут спустя он мурлыкал на коленях у негра. <...> Негр накормил малыша всласть, затем отнёс его в отдалённый квартал и покинул там на дворе железного склада.
<...> …К этому времени котёнок превратился уже в большую, красивую кошку, пятнистую, словно тигр. Её бледно-серую шкурку украшали чёрные полосы, а четыре белых пятна на носу, хвосте и ушах придавали ей чрезвычайно изящный вид. Несмотря на то, что она отлично умела отыскивать пищу, ей иной раз приходилось голодать по нескольку дней.
<…> Однажды в августе, когда киска нежилась на солнце, она увидела большого чёрного кота, который шёл прямо к ней. Она <...> попятилась к своему ящику и спряталась в нём. Чёрный <...> легко перепрыгнул со стены на сарай в конце двора и стал переправляться через его крышу, как вдруг перед ним вырос жёлтый кот. Чёрный уставился на него с рычаньем, жёлтый отвечал тем же. <...> Крепкие глотки рычали и урчали. Они приблизились друг к другу с прижатыми к затылку ушами, с напряжёнными мускулами.
– Яу-яу-уау! – сказал чёрный.
– Уау-у-у! – прозвучал в ответ здоровенный бас.
– Я-уау-уау-уау! – сказал чёрный, придвигаясь на четверть дюйма ближе.
– Яу-у-у! – ответил жёлтый. Выпрямившись во весь рост, он с необычайным достоинством сделал шаг вперёд. – Яу-у! – И он ступил ещё раз, хлеща себя по бокам хвостом.
– Я-уау-яу-у! – взвизгнул чёрный, повышая тон, и отступил на осьмушку дюйма перед широкой непреклонной грудью противника.
Вокруг открывались окна, слышались людские голоса, но кошачья ссора не прерывалась.
– Яу-яу-у! – загремел жёлтый, понижая голос по мере того, как голос чёрного повышался. – Яу! – И он шагнул вперёд.
<…> Они стояли боком, оба готовые вцепиться друг в друга, но дожидаясь, чтобы начал враг. Минуты три они молча пожирали друг друга глазами <…>; шевелились только кончики их хвостов.
Затем жёлтый начал снова:
– Я-у-у! – низким басом.
– Я-а-а-а! – завизжал чёрный, стараясь вселить ужас своим воплем, но в то же время отступая на одну шестнадцатую дюйма.
Жёлтый ступил вперёд на полдюйма. Теперь усы их смешались. Ещё шаг – и носы их чуть не столкнулись.
– Я-у-у! – злобно прорычал жёлтый.
– Я-а-а-а-а! – взвизгнул чёрный, отступая на тридцать вторую часть дюйма.
Жёлтый воин ринулся вперёд и вцепился в него.
О, как они кувыркались, кусались и царапались! Как они кусали, таскали и мяли друг друга! Особенно отличался жёлтый. Кубарем, через голову, иногда один сверху, иногда другой, но чаще жёлтый, они катились всё дальше и дальше, пока не свалились с крыши под радостные крики зрителей, толпившихся у окон. Даже во время падения они продолжали мять и царапать друг друга. Особенно больно царапался жёлтый.
Когда они коснулись земли, верхним оказался жёлтый. И когда они наконец расстались, каждому досталось вдоволь и в особенности чёрному. Он взобрался на стену и, ворча, истекая кровью, исчез, в то время как от окна к окну передавалась весть, что наконец-то Оранжевый Билли как следует отдул Чёрного Нига.
Либо жёлтый кот был очень искусный сыщик, либо трущобная киска не слишком усердно пряталась, но он нашёл её среди ящиков, и она не пыталась бежать. Ничто так не покоряет женское сердце, как победа на поле боя.
Жёлтый кот и киска вскоре подружились. Не то чтобы они делили жизнь и пищу – это не в обычае у кошек, – они только признавали друг за другом особые приятельские права.
 

Версия для печати

Комментарии

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя*:
Комментарий*:
Введите буквы с картинки*: CAPTCHA
 

Возврат к списку

Новый выпуск

№36 03.09.2019 (3 Сентября 2019)

Конкурсы

Опрос

Сдаёте ли Вы лампочки и батарейки в пункты приёма ?
  • Да, конечно

    6 (18%)
  • Хотел бы , но не знаю адреса пунктов приёма.

    25 (76%)
  • Нет, а зачем?

    2 (6%)