Как правило, желание сделать что-то хорошее присутствует у человека с детства. Можно считать это инстинктом помощи ближнему, можно думать, что это врождённая чистота души. Неважно. Важно то, что, помогая кому-то физически, мы помогаем себе морально, ибо мы чувствуем себя полезными и нужными. Я клоню к тому, что волонтёрство – это в первую очередь помощь себе и только потом уже - кому-либо ещё. Поэтому дело это не нуждается в благодарности.

Как правило, желание сделать что-то хорошее присутствует у человека с детства. Можно считать это инстинктом помощи ближнему, можно думать, что это врождённая чистота души. Неважно. Важно то, что, помогая кому-то физически, мы помогаем себе морально, ибо мы чувствуем себя полезными и нужными. Я клоню к тому, что волонтёрство – это в первую очередь помощь себе и только потом уже - кому-либо ещё. Поэтому дело это не нуждается в благодарности.

В своей жизни я участвовал в волонтёрских движениях лишь раз. Ощущение, когда ты помогаешь сам и когда помогаешь в команде, очень отличаются друг от друга. Но не буду забегать вперёд.
Мы с одноклассником говорили о его односельчанке, дочь которой болела редкой болезнью, синдромом бабочки. Я уже читал когда-то об этой болезни в Интернете, там была фотография маленькой девочки с очень бледной кожей, от прикосновения к которой на коже появлялись язвы и ранки. Болезнь считалась редкой и зарождалась на генетическом уровне (как оказалось, болезнь эта встречается намного чаще, чем было сказано в Интернете).
В тот же день у нас провёл классный час наш новый практикант, студент педагогического университета и создатель волонтёрского движения в Дагестане. Он рассказал нам о волонтёрстве, и именно тогда я впервые узнал об этом движении. Пока он говорил об этом, мы вспомнили о той самой девочке и решили попробовать как-нибудь ей помочь. Наш практикант согласился и сказал, что попробует связаться с этой семьёй. У них была группа в «Одноклассниках», на которой были размещены фотографии девочки, рассказ о болезни и лицевой счёт.
Пока практикант сообщал о девочке другим волонтёрам, мы решили заняться сбором средств прямо у себя в школе. Напечатали и наклеили листовки с изображением девочки, описанием болезни и с именами учителей, которым можно дать деньги в помощь девочке. Саму акцию мы решили назвать «Пять рублей», так как по сути вынуждать кого-то отдавать деньги мы не имели права, да и акцент мы ставили больше на количество людей, которые помогут, нежели на размер суммы, которую они отдадут.
На всё это нам было дано не больше недели, так как встреча с семьёй была уже назначена. Мы ходили по классам, рассказывая о девочке и её болезни. Старались вызывать доверие и как можно искренне описывали ситуацию. Помогали все: учителя, старшеклассники и даже младшие классы. Дети из младших классов пересказывали историю родителям и просили дать деньги. Старшеклассники экономили на обедах. Учителя делились своими средствами и тратили минуты от уроков, чтобы мы рассказали о девочке. Всё получилось намного лучше, чем мы ожидали.
Всего в школе было собрано около тридцати тысяч. Практикант, как оказалось, подключил ещё несколько школ и университетов. На встречу было позвано телевидение. Мы собрали все деньги в университете, подсчитали, их оказалось почти полмиллиона рублей, написали на листке, сколько было дано от какого учреждения, и поехали к семье девочки.
Людей было так много, что половина осталась на улице. Нас повели в зал, где мы встали полукругом вокруг дивана, на котором сидели мама с дочкой. Девочка, увидев столько людей, засмущалась и спрятала лицо. Это был обычный ребёнок, с теми же чистыми большими глазками, с тем же звонким смехом, с той же краской на лице от смущения. Единственное, чем она отличалась от других, это водянистыми волдырями и язвами на открытых местах и почти слипшимися пальцами на ручках.
Рядом с ними присела журналистка и начала задавать вопросы. Мать, отвечая на них и рассказывая о подробностях безуспешного лечения и постоянных перевязываний ребёнка, изредка запиналась и спешно вытирала льющиеся слёзы. При виде этого в моей голове проносилось одно и то же: помочь, как же помочь??? На других лицах читалось то же самое. Под конец было дано обещание вернуться снова и подключить другие учреждения. Мы надеялись, что репортаж о девочке-бабочке поможет ничуть не меньше.
Недавно я слышал, что родители ребёнка все-таки собрали нужную сумму и поехали в Германию на лечение. Так это или нет, не знаю, но надеюсь, что наши старания не прошли даром и что у них на самом деле всё получилось.

 

 

 

Номинация «Время добрых дел» 

Идрис Гусейнов,
10 «б» кл., СОШ № 1, г. Махачкала

Версия для печати

Комментарии

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя*:
Комментарий*:
Введите буквы с картинки*: CAPTCHA
 

Возврат к списку

Новый выпуск

№19 30.09.2020 (30 Сентября 2020)

Конкурсы

Опрос

Сталкивались ли вы с буллингом ( издевательством, травлей) в школе?
  • да, со стороны однокласников.

    7 (29%)
  • да, со стороны школьников.

    3 (13%)
  • нет, никогда не сталкивался с этим.

    14 (58%)