«Я мечтал о театре, но выбрал журналистику»

Странно брать интервью у журналиста. Хотя к кому подходить с такой просьбой, как не к Сергею Борисовичу Цымбаленко, который может научить нас взять интервью правильно? Его память хранит множество историй, которые и вам будут интересны.

Странно брать интервью у журналиста. Хотя к кому подходить с такой просьбой, как не к Сергею Борисовичу Цымбаленко, который может научить нас взять интервью правильно? Его память хранит множество историй, которые и вам будут интересны.

- Как прошло ваше детство?
- В детстве большое значение имеет дворовая жизнь. Моя мама была врачом. Считалось, что врачи и их семьи – интеллигенты. Большинство ребят были из семей рабочих Уралмашевского завода. Это была самая настоящая шпана. Меня не принимали во дворе, было тяжело. Вспоминаю, как они меня гоняли. Потом один из старших парней вдруг проникся сочувствием и взял меня под свою защиту. После этого у меня начался второй этап жизни.
В нашей футбольной команде двора был вратарь, и за пропущенные голы его пинали. Однажды он просто не захотел играть. И мне сказали – твоя очередь быть вратарём. Я отнекивался, боялся, что и меня будут бить. Однако обошлось. Я никогда не матерился, не курил, ребята терпимо ко мне относились. Большое значение придавалось играм. Играли в «двенадцать палочек», «напильник», «чижик», другие ребячьи игры. Всё поменялось, когда я увлёкся театром.
- А были ли у вас разочарования?
- Большой трудностью для нас с матерью стало возвращение отца с войны, мне в то время было лет тринадцать. Люди войны – это часто люди пьющие. Пьющий отец в семье – трагедия. Мама была добрее, мудрее и снисходительнее, пока не приехал отец. Было трудно, но сейчас я могу найти общий язык с любым человеком, потому что тогда приходилось находить его с алкоголиком. Такая вот школа жизни. Тяжело переживать трудное детство, зато потом тебе легче понимать других. Ты становишься терпимей и снисходительней к людям.
- Вы думали в детстве, что станете журналистом, или у вас были другие таланты?
- У меня был театр, который я безумно любил. Но я был невысокого роста, а в актёры берут обычно статных. Я хотел только в Москву, но туда меня не взяли. Ещё я хотел быть адвокатом или дипломатом. Меня во дворе так и называли – «адвокат», потому что я всегда вступался за кого-то и старался, чтобы всё было по справедливости. А журналистикой я стал заниматься, когда пришёл в отряд «Каравелла», созданный писателем Крапивиным, это был корреспондентский отряд. Сначала я помогал ребятам с журналистикой, а потом собкор «Пионерской правды» предложил мне занять его должность и сказал, что подготовит и научит всему. Я стал журналистом, когда мне уже было за 20.
- И о чём была ваша первая статья?
- Моя первая статья называлась «Гонение на рыжих», в ней я защищал мальчика, над которым издевались в классе. Я хотел остановить хулиганов. Любопытный случай: однажды я как собкор получил письмо, в котором класс жалуется, что у них некий Евгений Онегин обижает Татьяну. Мне подсказали, как обыграть с юмором эту статью, и я, приехав в класс, стал собирать информацию. Это был новый Евгений Онегин, который обижал девушек, а мы ведь знаем, что пушкинский Онегин за них на дуэлях дрался. Современный Онегин – словно из первобытных времён, где всё решалось дубиной. Слово «укоризна» пришло из старорусского, раньше оно означало «дубинка», а «укорять», соответственно, означало бить этой дубинкой. Вот эту юмористическую игру слов я и использовал, когда писал статью.
- Были ли у вас ошибки в молодости, и хотели бы вы их сейчас исправить?
- Были нехорошие поступки. Из своих ошибок я всегда делал выводы. Помню, девчонок обижал и не извинялся. Правда, потом стыдно было – все нападали на меня и уговаривали извиниться, а я упирался и стоял на своём. Жалею вот, что не связал свою жизнь с театром. Многие увлечения прошли, а это осталось. Я успел всё, даже издал книги: одну – из забытых литературных произведений, другую – научную, хотелось бы ещё написать книгу, обобщающую весь мой опыт. К своему шестидесятилетию я сдал все свои долги, все мечты реализовал, остался только театр. Я уже пробовал себя в роли режиссёра на маленькой сцене и пообещал своим друзьям, что поставлю пьесу в настоящем театре.
- И что бы вы хотели поставить?
- Мне нравится «Снежная королева» в пересказе Евгения Шварца. Также нравится книжка Владимира Железникова «Чучело», по нему Ролан Быков снял фильм, но он не пришёлся мне по вкусу. У меня есть своя разработка, я бы хотел поставить спектакль. У меня уже есть в этом определённый опыт, я ставил спектакли с участием детей. В одной из постановок по книжке Евгения Крапивина «Та сторона, где ветер» участвовал тринадцатилетний Сергей Бодров, которого вы, наверное, знаете по фильму «Брат». Работала съёмочная группа, с которой у нас было эфирное время на Первом канале (тогда он назывался «Останкино»). Нам отводили пять минут утром, и мы как-то укладывались.
- Вы говорили, что приходится часто ездить. Происходили ли с вами какие-либо курьёзы?
- В Челябинске есть тракторный завод, где по совместительству выпускают ещё и танки. Я должен был написать о нём. Мне в голову пришла идея написать о мальчике, который якобы решил пойти к отцу в цех, чтобы узнать, как там работают. Но оказалось, что на завод детей не пускают, пришлось уговаривать службу безопасности. И вот так, впервые в истории завода, в цех попал ребёнок. Папа рассказывал ему о производстве, о том, как здесь работают. А другой рабочий незаметно подошёл к двери и вполголоса сообщил: «Смотрите, смотрите, там танки делают».
- Насколько нам известно, вы являетесь основателем портала ЮНПРЕСС. Расскажите поподробней об этом.
- Я был не один, нас было трое. Когда мы решили основать ЮНПРЕСС, в России существовала только «Пионерская правда», и в каждом регионе максимум по одной газете. Но это были газеты, которые взрослые пишут для детей. Голосов самих детей не было слышно. Тогда я, а также руководитель из Пятигорска Евгений Филиппов и корреспондент «Комсомольской правды» Виктор Кияница решили создать такое агентство, которое собирало бы материалы, написанные самими ребятами. Тогда это был уникальный проект – мы единственные собирали детские материалы и публиковали их в прессе. Это стало весьма популярным, и «Комсомольская правда» предложила нам несколько полос для публикаций.
- Наверное, были и подражатели?
- Конечно, стоит придумать что-нибудь хорошее, как сразу появляется множество таких же газет. Но мы везде были первопроходцами, первыми создали на телевидении школьные новости. И во многих региональных телестудиях стали появляться такие же передачи. Первый интернет-портал, посвящённый детской журналистике, также создали мы. Такое подражание – хорошая тенденция, ведь теперь в каждом регионе много детских газет.
- Какие плюсы и минусы журналистики вы можете выделить?
- Вот вам на тренинге задавали вопрос: «Имеет ли человек право на ошибку?» Конечно, страшно, когда от тебя зависит судьба человека, о котором пишешь. Однажды дети пожаловались мне, что учительница их бьёт. Я пошёл разбираться, в итоге у учительницы стресс. Директор спросил: «Какая у вас цель? Написать об этом материал или сделать так, чтобы подобного больше не было? В последнем случае я со своей стороны гарантирую, что она больше никогда не тронет ребят». То есть я добился, чего хотел.
- То есть журналист для вас – это посол мира?
- Скорее врач, он лечит ситуацию. Эта учительница после конфликта как могла старалась загладить свою вину, вернуть доверие детей, ходила с ними в походы, устраивала мероприятия. Журналист должен думать, каковы будут последствия его труда.
- Что вы можете пожелать новичкам?
- Самое главное - чтобы они видели в журналистике образ жизни.
 

 

 

Беседовали
Исмаил Гаджиев, 9 кл., лицей № 8, г. Махачкала и
Шамсутдин Раджабов, 11 кл., гимназия № 1, пос. Мамедкала

Версия для печати

Комментарии

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя*:
Комментарий*:
Введите буквы с картинки*: CAPTCHA
 

Возврат к списку

Новый выпуск

№18 15.09.2020 (15 Сентября 2020)

Конкурсы

Опрос

Сталкивались ли вы с буллингом ( издевательством, травлей) в школе?
  • да, со стороны однокласников.

    6 (26%)
  • да, со стороны школьников.

    3 (13%)
  • нет, никогда не сталкивался с этим.

    14 (61%)