Сеять жито даже в день смерти…

Дети войны. Сколько их было, оторванных от родных мест и школьных занятий, вынужденных скитаться с матерями по всей России в поисках куска хлеба и убежища от вражеских снарядов. Сколько их, с достоинством нёсших наравне со взрослыми на своих хрупких плечах все ужасы военного лихолетья.

Дети войны. Сколько их было, оторванных от родных мест и школьных занятий, вынужденных скитаться с матерями по всей России в поисках куска хлеба и убежища от вражеских снарядов. Сколько их, с достоинством нёсших наравне со взрослыми на своих хрупких плечах все ужасы военного лихолетья.

 Сироты войны

К таким людям относится и мой дедушка Али Омаров. Родился он в 1930 году в селе Гапшима Акушинского района, в семье крестьянина Омара, «богатыря-великана», как прозвали его в народе. Дедушка рано лишился мамы. Она ушла в мир иной, оставив на руках мужа двух детей: четырёхлетнего Али (моего дедушку) и двухлетнюю Патимат.
В конце 1940 года в соседнем доме осиротели двое детей (отец ушёл на фронт, а мать умерла от чахотки). Четырёхлетнюю Айшат и двухгодовалого Алихана приютил мой прадед Омар, потому что он был единственным их родственником в селе. Прадед забрал детей к себе домой. Односельчане уговаривали его отдать их в детский приют, но прадед и слушать не хотел, говорил: «В них наша родственная кровь. Никому не отдам!»
Вскоре прадед женился на бедной женщине из соседнего села. Она с первых же дней боролась за счастье круглых сирот, старалась, чтобы дети не чувствовали себя обездоленными.

Косили сено,
вязали носки

Началась война. Бедная горянка осталась одна с четырьмя чужими детьми.
Перед отъездом на фронт прадед Омар собрал свою семью и дал наказ: «Смотри, Аминат, береги детей. А вы, дети, берегите маму. Не оставляйте наш огород несеянным, неухоженным. Вам будет легче жить, если будете работать на земле. Старайтесь сеять жито - даже в день смерти». Эти слова навсегда запали в душу дедушки, ведь теперь он был старший из мужчин в семье. Ему тогда было всего одиннадцать лет.
Аминат старалась не показывать своего горя, научила детей косить сено, пахать на быках, сеять ячмень и пшеницу. Долгими зимними ночами учила девочек вязать, рукодельничать. Особенно старалась сестра дедушки Патимат, ведь ей уже было девять лет. Она взяла себе в ученицы младшую Айшат.
Мать всегда говорила: «Доченьки мои, вяжите аккуратно. Ваш отец на фронте будет гордиться вами, солдатам скажет, что это его доченьки связали шерстяные носки». Как старались девочки после таких слов матери, ведь теперь отец не замёрзнет в их тёплых носках и варежках. И товарищи по оружию похвалят горских девочек. (На фронт они отправили 38 пар носков и 43 пары варежек из шерсти.)

До единого зёрнышка

Жизнь в селе была тяжёлой. Не осталось взрослого мужского населения, кроме однорукого бригадира колхоза Алигаджи.
Аминат с детьми целыми днями работала летом на колхозных полях. Пахали, сеяли, убирали колхозное добро – всё делалось руками женщин и детей.
Дети собирали колосья после уборки на полях, старались, чтобы на земле не оставалось ни единого зёрнышка, чтобы не досталось их матерям от бригадира. Он всегда кричал на женщин, если замечал зёрнышки на земле: «Семенной фонд! Семенной фонд!» Молотили вручную: женщины приносили снопы, а дети их палками отбивали!
Дед мой и Алихан старательно били палками каждый сноп, чтобы в колосьях не осталось даже несозревшего зёрнышка. Ведь за их хороший труд бригадир и женщины всегда хвалили их мать.
Зёрна на то время были самым ценным продуктом. Зимой во всех семьях несколько раз ворошили в сараях солому в надежде найти забытые зёрнышки. Особенно боялись грызунов, если они заводились в домах. (Дед сегодня шутит, что его счастье унесено мышами, имея в виду тот случай, когда в первые годы войны мыши съели весь семейный запас семян ячменя, который мама оставила в сарае для посева).

Воры!

В один из дней 13-летний Али заходит в сарай перепроверить работу Алихана – всю ли солому чисто перебрал, не оставил ли под ней зёрен. Это было августовское утро 1943 года. И вдруг слышит голоса женщин и детский плач. Он подходит поближе и сквозь щели видит: в сарае три женщины с детьми.
Вихрем ворвался дедушка в дом: «Мама, какие-то женщины воруют у нас в сарае, наверное, ищут зерно. У них дети».
Мать догадалась, в чём дело, и пошла с соседкой в сарай (он находился на самом краю села).
Оказалось, это были две украинские и одна белорусская семьи-беженцы. Шесть месяцев жили они в доме деда. Их забрали домой, накормили, умыли детей. Затем их отправили в Махачкалу. Так сказал бригадир.

Али, ты не подведёшь

В ноябре 1944 г. колхозная отара овец отправлялась с альпийских лугов на равнину. Нужна была мужская помощь для перегона, по дороге шакалы, волки, иногда и дезертиры нападали на овец.
Бригадир заходит в дом Омаровых. Подходит к матери и говорит: «Знаю, Аминат, тебе нелегко. Но нам без твоего Али не обойтись. Нужны надёжные мужчины». Затем, кладя руку на плечо Али, продолжает: «Уверен, ты, Али, не подведёшь. Ты справишься. Больше некому. Не могу же я вернуть мужчин с фронта. Нет мужчин».
Мать зарыдала, но делать было нечего - начала собирать сына в дорогу: сшила из сукна торбу (сумку с ремнём через плечо), положила туда домашний сыр и две лепёшки.
Взял мой дед в руки ярлыгу, и началась его долгая, долгая чабанская жизнь. Не расставался он с этим пастушьим посохом до 2007 года. Летом на альпийских лугах, зимой на отгонных пастбищах на равнине.

Живите долго и счастливо!

В начале осени 1948 года Али получил известие с гор: мать тяжело больна и хочет видеть его. Али в это время находился с отарой в степях Кизлярского района. Это более 500 километров от дома.
За два дня добрался он до матери - помогли со смирной лошадью чабаны соседнего колхоза.
Умирающая мать просила: «Сын мой, ты был послушным у меня всегда. Послушай и на этот раз. Я умираю. Пусть Айшат будет тебе женой». Затем позвала к себе Айшат: «Родимая моя, я благословляю вас. Живите долго и счастливо!».
Вот так двое рано осиротевших молодых людей, воспитанных чужой женщиной в одной семье в годы войны, создали свою, новую семью.
Через год дедушку призвали в армию. Честно отдав долг Родине, он вернулся домой в 1952 году. Опять в руках у него появилась чабанская ярлыга.
Переехала семья в село Выше–Таловка Кизлярского района. Коренные русские и удмурты с радостью приняли трудовую семью деда в колхоз имени Чкалова.
Сегодня у них большая семья. Вырастили трёх сыновей и пять дочерей, внучек и внуков - 23, есть и правнуки. Они большие труженики. В хозяйстве много коров, уток, кур, большой огород.
Недавно, когда дед работал в огороде, я сказал ему, что пора отдохнуть, ведь годы уже не те, он с улыбкой повторил в который раз слова своего отца: «Надо сеять жито - даже в день смерти!»
Да, надо, дед. И мне бы жить так.

 

 

Султан Омаров, 11 кл.,
Вышеталовская СОШ,
Кизлярский р-н,
литературный кружок «Вдохновение»

Версия для печати

Комментарии

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя*:
Комментарий*:
Введите буквы с картинки*: CAPTCHA
 

Возврат к списку

Новый выпуск

№1 15.01.2020 (15 Января 2020)

Конкурсы

Опрос

Сталкивались ли вы с буллингом ( издевательством, травлей) в школе?
  • да, со стороны однокласников.

    1 (50%)
  • да, со стороны школьников.

    0 (0%)
  • нет, никогда не сталкивался с этим.

    1 (50%)