Она была актрисою
Кадарцу Солтанмеджиду приглянулась девушка из Нижнего Дженгутая по имени Бала-ханум — красавица, с чудесным голосом, прекрасно игравшая на гармони. Вскоре в семье даргинца из Кадара и кумычки из Нижнего Дженгутая родился ребёнок, который со временем прославился не только на два этих населенных пункта, но и на весь Дагестан. Речь идёт о семье Мурадовых и об их знаменитой дочери — Барият.



Всегда разная 

Её актёрский стаж — больше 60 лет. Широта таланта — безгранична. Только «она была одинаково хороша и в комедийных, и в драматических ролях» — это не про неё. Потому что Барият Мурадова не была «одинакова». Никогда. Ни в чём. Всегда — разная, всегда — непредсказуемая. Невероятно органичная, она не вживалась в роль, не перемещалась в эпоху, которой принадлежала её героиня, а жила — в том времени, в той стране, с теми людьми. И каждый раз, сколько бы сезонов ни шёл спектакль, это была новая жизнь. Во всех публикациях о Барият Мурадовой цитируются слова знаменитой актрисы МХАТа Людмилы Целиковской: «Пятьдесят раз я сыграла Лауру в «Каменном госте»… А Барият Мурадова познакомила меня с такой Лаурой, которую я никогда до сих пор не знала…» Она обладала удивительно красивым, сильным голосом и в театральном училище училась именно на вокальном отделении, в классе Дженнет Далгат — первой дагестанской женщины-композитора, выпускницы Лейпцигской консерватории. В училище Барият поступила, когда ей было 15, в 11 она руководила хоровым кружком, а на сцену впервые вышла и того раньше — в 8 лет. Её, маленькую, было почти не видно из-за гармошки, на которой она себе аккомпанировала. Петь она всегда любила. Иногда сама подбирала музыку к спектаклям, сочиняла песни. Многие из них и сейчас популярны у кумыков и считаются народными.


Без полумер 

В Большой театр, куда её приглашали не раз, Барият не ушла, впрочем, как и ни в какой другой. На все приглашения вежливо отвечала: «У меня акцент, я — актриса национального театра». Так и прослужила всю жизнь в родном Кумыкском театре. Когда появились первые дагестанские художественные фильмы — попробовала себя и в качестве киноактрисы. «Тучи покидают небо», «Адам и Хева», «Прорабский участок» — блестящие работы. Но покорять большой экран она не стала. Считала, что искусству можно служить где угодно — хоть в столице, хоть в провинции. Поэтому в любом спектакле играла в полную силу, полумер не терпела, себя не жалела, зрителя — боготворила и завораживала своей игрой. Барият рано осиротела: её отец был связным в отряде Махача Дахадаева и погиб вскоре после революции. Воспитанием девочки занялся дядя — композитор, знаток дагестанской музыкальной культуры Татам Мурадов. Это вообще была очень одарённая в музыкальном плане семья: мать и тётя Барият Мурадовой — Бала-ханум и Нияр-ханум — ещё до революции давали концерты в Петербурге. Старинные кумыкские песни в их исполнении были записаны на пластинки.  


Театр был её домом

 Весь Дагестан объездила с гастролями Барият Мурадова. Точнее — обошла. Дороги в горах и сейчас оставляют желать лучшего, тогда же их зачастую не существовало вовсе, а единственным видом транспорта была какая-нибудь арба. Даже будучи уже признанной звездой театра, Барият никогда не жаловалась, не требовала для себя особых условий. Театр был её домом, а единственной большой любовью — искусство. Её дочери тоже выберут для себя путь служения искусству: Инесса станет актрисой, а Белла — художником, точнее, скульптором, первой дагестанкой-скульптором.

Подготовила Лейла Рамазанова, 9 кл., гимназия № 17, г. Махачкала, по материалам сайта daptar.ru
Версия для печати

Комментарии

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя*:
Комментарий*:
Введите буквы с картинки*: CAPTCHA
 

Возврат к списку

Новый выпуск

№42 16.10.2019 (16 Октября 2019)

Конкурсы

Опрос

Сдаёте ли Вы лампочки и батарейки в пункты приёма ?
  • Да, конечно

    7 (18%)
  • Хотел бы , но не знаю адреса пунктов приёма.

    29 (76%)
  • Нет, а зачем?

    2 (6%)