Я помню, я горжусь! (путешествие с дедушкой)

Мой дед Анатолий

Весеннее солнышко припекает всё сильнее;
изумрудная трава, деревья в нежной дымке мо-
лодой зелени, яркие полевые цветы на полянке
– всё это пролетает мимо окон. Чувства перепол-
няют меня: хочется смеяться, делиться своими
впечатлениями. Но я незаметно вглядываюсь в
человека, сидящего напротив. Это мой дедушка
Анатолий.
Совсем седая голова, множество морщинок на
лице, но, несмотря на большую разницу в возрасте,
мы с ним – лучшие друзья. Он тоже смотрит в окно,
но по глазам дедушки я читаю совсем иные мысли.
Эта поездка для него – нечто большее, чем обычное
путешествие. Дед много пережил за свою долгую
и нелёгкую жизнь, и поэтому, кажется, у него есть
ответ на любой мой вопрос, но больше всего мне
нравится слушать истории из его детства, которое
пришлось на годы Великой Отечественной войны.

О той войне...

Война… Это было испытание для всех совет-
ских людей, которые стали единой семьёй, спло-
тившись против врага. Более семидесяти лет от-
деляет нас от тех великих и страшных событий
истории нашей Родины. Страшных потому, что это
была жестокая битва длиною в 1418 дней и ночей
и слишком велика была цена нашей победы – де-
сятки миллионов загубленных жизней. А великих
потому, что советские солдаты не просто освобо-
дили нашу землю от захватчиков, но и задушили
фашизм в самом его логове, принесли мир и на-
родам Европы. Я горд тем, что вклад в эту победу
внесла и моя семья.
– О чём ты думаешь, дедушка? – осмелива-
юсь я обратиться к нему.
Дед, словно очнувшись, поворачивается ко
мне:
– Знаешь, сынок, я думал, что давно очерстве-
ла моя душа, но эта поездка вновь всколыхнула
всё то, что когда-то пережили я и моя семья.
Столько чувств одновременно я давно уже не ис-
пытывал: и гордость за отца, и горечь его утра-
ты, и ненависть к захватчикам, и жалость к себе,
мальчишке, оставшемуся без отца в трудные по-
слевоенные годы.
– Как это было? Расскажи, – прошу я, навер-
ное, в тысячный раз, и дедушка неторопливо
начинает свой рассказ.

Воспоминание

Мне нравится слушать его голос, и по мере по-
вествования я всегда представляю деда мальчиш-
кой примерно моих лет, пережившим трудности
войны и не менее тяжёлые послевоенные годы. В
свои 6-7 лет он уже, как взрослый, старался успо-
коить и поддержать маму, помогал ей и старше-
му брату, которым приходилось много работать в
колхозе, присматривал за младшей сестрой.
– Мой отец, рядовой советской армии Корнеев
Борис Гаврилович, – начинает свой рассказ де-
душка, – ушёл на фронт в 1942 году. Мне тогда
было чуть больше трёх лет, но я хорошо запом-
нил, как сидел на его коленях в центре стола, а
вокруг было много взрослых людей. Они громко
разговаривали про какую-то войну, но я ниче-
го тогда не понимал, мне было просто хорошо и
спокойно на руках отца, и казалось, что так будет
всегда. Но утром он куда-то ушёл, и мама долго
плакала…
А потом мы получали редкие весточки от наше-
го солдата и всегда надеялись на скорую победу и
его возвращение. В 1943 году пришло извещение
о том, что отец пропал без вести где-то под Росто-
вом. Помню, мама говорила, что извещение – это
не похоронка, и мы всей семьёй верили, что отец
жив, и продолжали ждать.
Май сорок пятого принёс долгожданную победу.
Однажды в нашем селе появился
незнакомый солдат, который возвращался с
фронта. Он разыскивал родственников сво-
его друга-однополчанина Бориса Корнеева, чтобы
рассказать его жене историю гибели Бориса.
Женщины в это время работали на виноград-
никах и, несмотря на то, что мама сразу же бро-
силась в село, поговорить с незнакомцем она не
смогла. Он очень торопился и уехал на попутной
машине.

Похоронен в братской могиле

Дедушка замолчал, вспоминая, как горько
плакала мама, вернувшись домой, и как он, се-
милетний пацан, пообещал ей тогда обязательно
найти место захоронения отца. Много лет ушло
на поиски этой могилы, и, уже будучи взрослым,
он узнал, наконец, как погиб его отец. Оказалось,
что в 1943 г. Борис Корнеев получил тяжёлое ра-
нение, но остался жив, лежал в госпитале, потом
вернулся в строй, продолжал бить фашистов. По-
гиб мой прадед в апреле 1944 года на террито-
рии Украины, похоронен в братской могиле в трёх
километрах от города Ровно. На тот момент ему
было лишь 32 года, а дома его возвращения так
ждали жена и трое маленьких детей.
Взглянув на дедушку, я замечаю слёзы на его
глазах и понимаю, что даже через столько лет ему
больно об этом вспоминать.
Мой дедушка уже бывал на могиле своего
отца, а вот теперь он хочет показать места его
боевой славы. И от этого меня ещё больше пере-
полняет чувство гордости и благодарности. Я по-
нимаю, что, имея такого героического прадеда,
просто не имею права на ошибки в этой жизни, за
которую погиб мой прадедушка, дав мне и другим
мальчишкам и девчонкам спокойно жить на этой
земле, радоваться весеннему пробуждению род-
ной природы, закатам и рассветам, заниматься
спортом, отдыхать и учиться. Я обещаю быть до-
стойным памяти моих предков и сделать всё зави-
сящее от меня, чтобы над нашей родиной никогда
не звучали взрывы и всегда было мирное небо.
Имя моего прадеда высечено на мраморной
плите Аллеи памяти в центральном парке города
Кизляра: Корнеев Борис Гаврилович, рядовой. Я
медленно поднимаю глаза в синее-синее небо.
Как бы мне хотелось, чтобы прадедушка увидел
нас с дедом!
– Я никогда не видел тебя, мой прадедушка, но
обещаю рассказать о тебе своим детям и внукам,
чтобы гордились, чтобы помнили.
Ведь самым достойным обелиском всем погиб-
шим на той страшной войне остаётся наша память.

И Я ПОМНЮ, Я ГОРЖУСЬ!!!

Дмитрий Панков,
МПЛ № 2, г. Кизляр


Версия для печати

Комментарии

Комментариев нет
Добавить комментарий
Ваше имя*:
Комментарий*:
Введите буквы с картинки*: CAPTCHA
 

Возврат к списку